Человек всему может научиться сам

О сути профессии бизнес-тренера и вообще о том, нужен ли людям тренер, читайте в интервью для «Городского репортера».

— Добрый день, Радислав. Расскажите, какие тренинги сейчас востребованы?

Радислав Гандапас: Недавно прошла большая конференция, на которой как раз обсуждался этот вопрос, все пытались понять, каковы сейчас тренды. Сейчас переходный этап, который все же нельзя назвать кризисом. Но в переходный этап всегда меняется структура рынка и запросы аудитории. На моей памяти это четвертый кризис, и я уже могу проследить тенденцию: в кризис растет спрос на тренинги личной эффективности.

— А как вы работаете? Внимательно анализируете запросы аудитории, и на основании этого строите сетку выступления?

Р.Г.: Я живу в рыночной ситуации и, конечно же, не строю никакой сетки выступлений. У меня на сайте представлены все тренинги, которые я могу провести, заказчики сами выбирают то, что им необходимо.

— Почему сейчас выросла актуальность тренингов по самомотивации? По какой причине их выбирают чаще остальных?

Р.Г.: Подсознательно люди понимают, что в кризис нужно рассчитывать только на свои силы и возможности. Они становятся определяющим фактором выживания. Да, нашей жизни в кризис ничто не угрожает, но под угрозой находится качество нашей жизни. Если раньше человеку хотелось оказаться в нужном месте в нужное время, или устроиться в нужную компанию, или чтобы в стране было все хорошо, то сейчас он понимает, что в кризисное, турбулентное время движутся атмосферные потоки. Вся глобальная среда неустойчива, и в ней приобретение устойчивости возможно только за счет приобретения собственных ресурсов. Сегодня недостаточно устроиться в хорошую компанию. Даже крупные компании вынуждены сокращать персонал и работать меньшим составом с большей эффективностью. Эта же задача стоит перед каждым сотрудником, но зачастую люди не хотят становиться более эффективными без внешнего принуждения.

— Расскажите, насколько тренинг самомотивации может быть полезен тем, кто уже добился высокого социального статуса?

Р.Г.: Я всегда на тренинге задаю вопрос пришедшим: «Кто вы, чем вы занимаетесь?» Выясняется, что люди в большинстве своем вполне благополучны, хотя было бы логично представить, что на такой тренинг должны прийти современные обломовы, не способные выстроить свою жизнь, зашедшие в жизненный тупик, не имеющие образования и работы. Это говорит о том, что проблема самодисциплины и самомотивации не теряет актуальности по мере роста благосостояния человека.

У Обломова самой главной проблемой было утром встать с постели, он не мог вылезти из-под одеяла, он под ним жил и все думал: почему же он не сделал того, что запланировал. Представим себе, что перед нами Штольц — человек деятельный. Возникает ли у него проблема мотивации? Несомненно, возникает, но у него другой масштаб этой проблемы. Если у Обломова масштаб проблемы — «выйти из-под одеяла», то для Штольца масштаб проблемы — это «жениться». Ему хорошо в его мире, в котором все по часам, для него женитьба — это серьезно, и он не может заставить себя. Проблема тоже есть, но меняется ее масштаб.

— А обломовы к вам вообще ходят? Или только штольцы?

Р.Г.: Обломовы ко мне не доходят! Они не могут выйти из-под одеяла. Они смотрят, читают, спрашивают, сколько стоит тренинг, решают подождать, ждут, пока сходят другие, и не приходят.

— А почему в вопросе самомотивации нельзя обойтись без тренера? Ведь главное — прийти к этой необходимости самостоятельно…

Р.Г.: Для меня самого это загадка. Всему можно научиться самостоятельно. Даже на фитнесе не нужен тренер, потому что я могу сам сесть на тренажер, посмотреть инструкцию и понять, как он работает. Дети же учатся ходить сами, потихоньку. Человек может всему научиться сам. Проблема в том, что научаясь чему-то самостоятельно, он делает не всегда правильно, не всегда так, как он хотел бы. По большому счету нам нужен тренер в качестве проводника в другое состояние. Он не дает нам сойти с дистанции. Самому можно научиться, но ведь никто сам не учится. Мы делегируем тренеру принятие решения. Сейчас наша жизнь комфортна настолько, что проявление воли не нужно, если ситуация не угрожает нашей жизни или здоровью. Когда вашему ребенку нужен врач, вас ведь не затруднит ехать за этим врачом через полгорода, и здесь не возникает вопрос воли. Но когда вам хорошо, вы лежите на диване, а вам надо принести чай, это уже становится проблемой, потому что в этой ситуации уже не решается вопрос жизни и смерти.

— Этот момент, когда человеку нужен тренер, своеобразный пинок для принятия решения — это скорее национальное или общемировое? Ведь многие, говоря о русских, говорят о присущем нам отсутствии воли…

Р.Г.: Это, безусловно, общемировая тенденция. А вообще, наша национальная черта — мазохизм. Нам очень нравится себе приписывать черты, которые делают нас юродивыми. В этом есть определенное кокетство. Вчера я выступал на форуме, там было 10 спикеров, и из них я один был из России. Все эти спикеры постоянно приезжают в Россию, и все они говорят о том, что у русских есть потенциал и преимущества по отношению, например, к американцам. А эти люди знают, что говорят. У русских больше креативности, русские не могут сделать что-то системно, но они способны решать задачи другим путем. Не будь у нас этой нашей обломовщины, сплина, возможно, не было бы среди русских такого количества нобелевских лауреатов, изобретателей и безумцев, которые придумали то, что не под силу другим.

— У вас есть в программе вопрос «Сопротивление развитию, как фактор выживания». Расскажите об этом подробнее.

Р.Г.: Лень, та самая, которая не дала многим людям достичь своей цели — это, на самом деле, защитный механизм, который человек приобрел в ходе эволюционного развития. Неленивый человек имеет меньше шансов на выживание. Главная причина гибели человека — нехватка сил. Есть два способа выжить: получать достаточное количество сил для того, чтобы выжить, или начать экономить силы. Так, в процессе эволюции сформировались две стратегии поведения людей. Ряд людей неугомонные, зарабатывают больше, стремятся делать карьеру, расширять бизнес, расширять объем своего влияния и получать большие возможности. Вторая стратегия — прожить с минимальными усилиями. В этом случае человек, например, не будет стремиться к карьерному росту, потому что ему нужно будет двигаться. Такой человек будет строить жизнь так, чтобы минимально напрягаться. Он не будет просить большую зарплату, он хочет просто получить работу и тихонько ее делать. Это две стратегии выживания. Для современного человека, который живет по второй стратегии, вообще не стоит проблема воли или самомотивации. У него одна проблема — безопасность. Мотивация — это проблема первого типа людей. Возможно, в них есть что-то невротическое. У них все есть, но им нужно еще. Это их стратегия выживания.

— Какие существуют методы, чтобы заставить человека развиваться?

Р.Г.: Иногда достаточно бывает предложить посмотреть в будущее. Многие люди живут сегодняшним днем и не смотрят вперед. Но когда у вас, например, третья стадия рака, вы не чувствуете боли. Боль придет только тогда, когда пришла четвертая стадия, и сделать уже ничего нельзя. За неделю до развода многие люди живут с ощущением того, что у них все хорошо. Но уже через неделю они стоят перед судьей и делят имущество. Одно из самых чудовищных заблуждений человека, одно из самых успокаивающих, но оно страшнее всего — убеждение в том, что у него еще много времени, он еще успеет. Все думают: я еще успею вылечить зубы, жениться, завести детей, заработать денег. Но когда он понимает, что времени уже нет, делать что-то поздно. Или неактуально. Зачем вам английский в 67 лет? Зачем за пять лет до пенсии переезжать в другой город, чтобы делать карьеру?

— Получается, вы заставляете людей взглянуть реальности в лицо?

Р.Г.: Я просто предлагаю им посмотреть вперед. Трезво и здраво. Так, руководитель бизнеса, если хочет оценить возможности своей компании в будущем, должен опираться на здравые вещи. Если человек трезво видит перспективу, он понимает, что именно ему нужно менять.

— Ваши технологии универсальны для всех?

Р.Г.: Я даю набор инструментов, при помощи которых можно начать делать что-то в своей жизни. В последнее время появляется множество технологий, которые могут помочь что-то сделать: накачать пресс, выучить английский, пробежать свой первый марафон, но нет технологии, как человека довести до тренировочного зала. Новшества есть, но люди до них не доходят.

— В одном из интервью вы говорили о том, что характер человека формируется в детстве. Значит ли это, что во взрослой жизни человек уже не сможет повлиять на свой характер? И тогда для чего ему тренер?

Р.Г.: Характер, действительно, формируется в детстве, но это не значит, что на этом все заканчивается. Человек в детстве получает 80% информации. В возрасте до 5 лет многое закладывается, там определяются интеллектуальные возможности. Но 20% все равно есть. Так, в спорте, чтобы пробежать стометровку за 10 секунд, нужно тренироваться три года, но чтобы улучшить свой результат на две десятых секунды, нужно заниматься еще пять лет. И именно эти пять лет решают, кем станет спортсмен. Люди, которые добиваются посредственных результатов, почти не отличаются от тех, кто добивается выдающихся результатов. Но те, кто добивается выдающихся результатов, просто что-то делают немного иначе. Их волевой потенциал чуть лучше, но именно он является определяющим.

— Учитывая тот факт, что сейчас кризис, люди экономят. Как им можно выстраивать стратегию повышения личной эффективности в этих условиях?

Р.Г.: Те, кто в кризис экономит, после кризиса оказываются в хвосте. У нас обычно так: в кризис компании замораживают бюджеты, но кризис не заканчивается никогда: люди ждут, а потом начинают размораживать бюджеты. Но по сравнению с теми, кто не замораживал бюджеты на рекламу, их шансы ниже. Есть иллюзия, что кризис может кончиться. Кризис начинается, потом принципиально меняется реальность и соотношение сил, игроков, валют, и все. Прошлое никогда не возвращается. Отката назад не произойдет, нужно учиться жить в новой реальности и, может быть, усилить затраты, но использовать их грамотно. В кризис, например, значительно чаще покупают дорогие тренинги.

— Что бы вы посоветовали человеку в кризис?

Р.Г.: Здесь невозможно советовать. Например, было бы странно посоветовать пенсионеру вложить деньги в саморекламу вместо того, чтобы купить лекарство. У каждого своя ситуация. Один окончил университет, знает два языка, не связан обязательствами. И есть другой человек, которому 46 лет, у него жена, трое детей, мать и бабушка. И оба эти человека хотят уехать в Москву, чтобы начать там новую жизнь. Оба спрашивают, стоит ли им это делать. Мой ответ будет разным. В первом случае парень пожалеет, если не сделает этого сейчас, а второй может сломать судьбу себе и близким. В каждом конкретном случае — разный ответ. Молодому нужно ехать даже не в Москву, а в Нью-Йорк с мыслями о том, что все получится. Оставь 300 евро на обратную дорогу и попытайся покорить мир! Не получится, приедешь к маме. В другой ситуации такой возможности может уже не быть.

— Каков результат тренинга по самоменеджменту?

Р.Г.: Если цели человека достигнуты, то все хорошо. Люди, приходя на тренинг, записывают, чего они хотят достичь в результате. В ходе тренинга я заставляю людей пересмотреть планы. У многих людей заниженная самооценка: они ставят планы, которые и так сбудутся, без особого действия с их стороны. Я заставляю людей сделать их планы более амбициозными. Это как влюбиться в запредельно недоступную девицу и поставить цель добиться ее расположения. После этого будет огромный энергетический выплеск. Я знаю, что крайне успешные люди очень тоскуют, когда у них нет масштабной цели, потому что они привыкли жить на высоком энергетическом градусе. Правда, таких людей меньшинство.

— Дайте рекомендацию, которую люди смогут использовать уже сейчас для повышения самомотивации?

Р.Г.: Дам простой и легкий инструмент, чтобы заставить себя делать то, что начато. Бывает так, что человек проплыл сколько-то бассейнов и понимает, что надо продолжать, а ему лень. Тогда он договаривается с собой проплыть еще один бассейн, а потом еще один. Нужно договариваться с собой на малые действия, на которые вы способны. Это прекрасное упражнение. Если все, что вы делаете, вы будете продлевать на 10%, это даст прекрасные результаты.

— Вы часто говорили о том, что у вас очень жесткое отношение к тому, как люди подают себя в соцсетях…

Р.Г.: В соцсетях вы можете выставлять что угодно, это ваше личное пространство. Другой разговор о том, какое фото, например, вы представляете в резюме при приеме на работу. Я же не выхожу на сцену так, как я лежу с детьми на диване. Должно быть понимание того, какая сторона личности должна быть обращена к людям в той или иной ситуации. Каждый человек многогранен. По почте приходит резюме. Девушка пишет, что у нее опыт работы в деловых структурах, но на фото она с цветком во рту, и с рукой на крутом бедре, это противоречит тому, что она пишет. Просто фото не для этой ситуации, в моих соцсетях, к примеру, нет моих детей, потому что это та часть меня, которая останется только для меня. Хотя я не скрываю, что у меня четверо детей от одной женщины, но симпатию к моим детям я не хочу переносить на себя. Я могу говорить о детях, но не могу их демонстрировать. Деловой человек должен понимать, что между деловой и интимной жизнью должна быть граница. В последнее время понятие интимной жизни отошло в сторону, а деловому человеку так поступать нельзя.

You may also like...

Добавить комментарий